Сергей Задорожный: «У нас была куча одаренных пацанов»

Сергей Задорожный играл в сборной Украины, а теперь - агент ФИФА

Судьба разрешила ему дважды попытаться войти в одну реку. Под названием «Днепр». Для первого шанса он, наверное, оказался слишком молод, вторым — воспользовался сполна. Три сезона подряд был основным защитником днепропетровского клуба, но даже не бронзовая медаль в чемпионате-2000/2001 стала наградой за упорство и труд — он заслужил вызов в сборную от самого Лобановского.

Сегодня Сергей Михайлович трудится агентом, 20 февраля отметил сорокалетие, с которым мы его поздравляем. А приняв поздравления с юбилеем, посредством нашего сайта охотно поделился с молодыми футболистами секретами своего становления — игроцкого и человеческого.

Как овцы футбол развивали

— Вы родились и росли в городке, расположенном прямо на берегу Азовского моря, рядом находился погранпункт на трассе Кишинев — Ростов. У новоазовских мальчишек было в детстве три мечты — стать моряком, рыбаком или пограничником?

— Так у нас там каждый второй и так рыбак, что об этом мечтать (улыбается). Я, как только в семь лет записался в секцию футбола, для меня все остальное стало неинтересно. Хотя зимой постоянно играли в хоккей, но футбол перевесил. Твердо для себя решил: стану футболистом во что бы то ни стало. О другом даже не задумывался.

— В четвертом классе вас приняли в пионеры? Вы были «всем пример»?

— Учился действительно хорошо, легко давалось. Были любимые учителя, географичка Марья Николаевна — наш классный руководитель. Хорошие оценки получал, приятно было находиться на этих уроках. Математику еще любил, физкультура, само собой, была в фаворе. Правда, иногда учитель выстроит нас и начинает 15 минут кривляться, показывать, что и как девочкам надо делать. Мы с ребятами злимся: дай ты уже нам мячик, не забирай драгоценное время (улыбается).

— Недалеко от Новоазовска расположен знаменитый заповедник Хомутовская степь. Говорят, что когда цветут пионы, или, как говорят местные — «пивоны», там необыкновенно красиво?

— Словами это не описать, очень красиво, ярко. Конечно, и мы ездили на экскурсии — там старые каменные бабы посреди поля, все интересно. Как жить там и не побывать?

— Были дисциплинированным учеником?

— У нас возле школы было футбольное поле, песчаное, мы все время там пропадали. В школе надо учиться, а шалить уже за пределами.

— У вас была самая обычная советская семья — мама диспетчером работала на АТП, отец — шофером. Значит, и методы воспитания были рабоче-крестьянскими? Признайтесь, за что с братом ремня получали?

— За то, что много времени пропадали на улице, нагоняй получали. Перво-наперво родители заставляли учиться, это приоритет! Для меня даже «четверка» считалась плохой оценкой! Шел домой и думал: «Елки-палки, теперь не отпустят на тренировку». Вот поэтому и учился хорошо — не отпустить на тренировку было самое страшное наказание.

— Вы хоть в море купались?

— Много. Но футбол даже его затмевал. У нас в Новоазовске был знаменитый племсовхоз имени Розы Люксембург по выращиванию овец. Очень ценная шерсть считалась, поэтому совхоз был богатый. Вот и построили отличное поле, команду делали хорошую — областного уровня, часто донецкий «Шахтер» на товарищеские матчи приезжал. Затащили к нам прекрасного детского тренера, к сожалению, уже покойного Николая Павловича Кравцова. Много пацанов пошло именно к нему, так и пропадали там, очень интересные тренировки, работали в радость.

— Но первым вашим наставником значится Барабаш?

— Да, Николай Александрович. Не спрашивайте, чем ему приглянулся, у детишек тяжело выделиться. Признаюсь, умел немного, на улице ведь играли. Зато я был выше сверстников, физика хорошая.

— Вы ведь начинали нападающим.

— Да, много забивал, регулярно. До тринадцати лет — в Новоазовске, а потом решился поехать на просмотр в Днепропетровский интернат, сейчас называется Училище физической культуры (УФК). Но мне сказали: мал еще. И спустя год я уже отправился туда целенаправленно, попал на огромный отбор — порядка трехсот человек! Тогда там работал известный специалист — Ястребов. Чуть ли не все хотели попасть именно к нему, многих отсеивали, но меня оставили.

— Почему все-таки «Днепр»?

— Мне было лет 13, я в одном из матчей «на область» забил целых пять мячей, мы выиграли. И мне сразу сказали, чтобы приезжал на просмотр в донецкий интернат. Плюс можно было попробоваться в Киеве. Но я с раннего детства был влюблен в «Днепр», просто бредил этой командой. Вот такая, как оказалось, любовь на всю жизнь.

«С Закарлюкой режимили, как никто другой»

— Вы, такой домашний «мальчик-отличник», совсем-совсем не боялись уезжать в другой город, такой огромный по сравнению с Новоазовском?

— Понятно, что многое зависело от родителей. Я сейчас, уже сам как отец, ставлю себя на их место и понимаю, насколько им было тяжело отпускать меня, 14-летнего, так далеко. Но время было другое, да и они чувствовали, что я сознательный. К тому же у отца две сестры родные жили в Днепропетровске.

— Ваше мнение учитывалось?

— Когда они приехали в интернат, то, естественно, беседовали с преподавателями, им показали, как все происходит — учеба, быт. Все было на высоком уровне, за нами был присмотр, и кормили, и обучали, были на полном обеспечении. Плюс примеров множество: кто всерьез хотел стать хорошим футболистом, не отвлекался на всякие глупости, у тех шанс был, многие воспитанники нашего интерната играли в приличных командах. Все зависело от тебя самого, впрочем, как и сейчас. Родители спросили: «Хочешь попробовать»? «Конечно, хочу». Так и остался в Днепропетровске.

— Как проходил ваш обычный будний день?

— Подъем в интернате был ранний: можно было вставать в семь часов, водные процедуры, завтрак, тренировка, обучение, обед и вторая тренировка. Но кто хотел, вставал еще и на зарядку, многие изыскивали возможность вставать раньше и минут 40 уделить себе, оттачивать моменты, которые нужно подучить.

— На что уходило свободное время?

— Его особо и не было, никто ведь не отменял, что уроки нужно делать. Ну, а вечером мы на район прохаживались, там был 12 квартал, а у нас — любимое кафе, где можно было купить пирожное и молочный коктейль. В город нечасто не выбирались, да и вообще особо не дурачились.

— Как обстояло дело с режимом? Обычно в интернате у всех многое впервые: первая затяжка, первый глоток пива, первая любовь?

— Я вам сразу скажу, чтобы не было следующих вопросов: спиртное — нет, сигареты — нет. Вообще. Понятно, в интернате всякое бывало, свое свободное время мальчишки использовали по-разному. Не знаю, может я был такой правильный или неправильный, но мы с несколькими ребятами просто очень хотели играть в футбол, и ни на что другое не отвлекались. С Серегой Закарлюкой, Царство ему небесное, вообще всю жизнь жили в одной комнате, и о таких посторонних вещах даже не думали. Хотя на наших глазах такое происходило...

— Что бы посоветовали нынешним подросткам, приезжающим в интернаты издалека — как себя вести и вырасти в действительно классных игроков?

— В свое время у нас была куча одаренных пацанов. А характера, к сожалению, не хватало. Многие думают, что живут последний день и надо успеть все попробовать, а потом, мол, выедут на таланте. Увы, так не бывает, а если и происходит, то редко. У парня должен быть спортивный, бойцовский характер, кто сможет себя пересилить и отказаться от соблазнов, тот и станет настоящим игроком. Нам так объясняли: сперва нужно посвятить себя футбольному совершенству, а все остальное — деньги, любовь — само потом придет.

— Ваш наставник в интернате — Ястребов — был ведь жестким в плане дисциплины.

— Очень, если что, мог и уши пооткручивать. Виктор Михайлович жил рядом с интернатом и когда мы видели, что он идет, невольно становились по стойке «смирно» (улыбается). Он жесткий, но человек хороший, мы потом поняли, как много он нам дал именно футбольного. Да, он нас дрессировал, но и мы себе ничего такого не позволяли.

«Сумасшедшие пожиратели «сникерсов»

— Да команда у вас была — Максим Ромащенко, Сергей Закарлюка, Игорь Чумаченко — талант на таланте! Как вы уживались в одной команде, в одной общаге? Неужели никогда не ссорились?

— Разное случалось, особенно на тренировках. Нет, как таковых ссор я не припомню, но в жизни, в быту, когда 20 человек живет вместе месяц, два, три, естественно, начинаешь конфликтовать. Но это нормальная ситуация, у каждого свой характер. Не скажу, что доходило до мордобития, но бывало, бывало.

— Если не ошибаюсь, именно вы были капитаном юношеской команды «Днепра»? За какие заслуги в таком возрасте выбирают на эту должность?

— Бог его знает, наверное, из-за того, что ответственный, обязательный. Тренеру — виднее, посыл ведь идет от него и если команда поддерживает, ты и становишься капитаном.

— А почему чемпионат так ни разу и не выиграли?

— Ну, не всем же выигрывать. Вы вспомните, какой возраст был талантливый, вспомните сборную нашу юношескую — Шевченко, Шищенко, Павлюх, Голоколосов, и во Львове, и в Одессе, и в Киеве были хорошие команды. Поэтому ничего страшного, что не победили в чемпионате. Зато обкатались на будущее, какие у нас с «Днепром-75» хорошие дерби получались!.. Есть, что вспомнить.

— Парадоксальная ситуация: вас «переделали» из нападающего в защитника не в клубе, а в сборной?

— Да, в интернате мне пришлось пару матчей провести на позиции бека, неплохо получилось, и когда начала собираться сборная нашего возраста, меня посоветовали именно защитником. Поехал в Киев, сыграли несколько спаррингов на сборах, хорошо себя проявил, понравился. И вызывался в сборную уже только игроком обороны. Плохо то, что когда возвращался в «Днепр», то продолжал тренироваться и играть нападающим.

— Это было начало 90-х, переход к Независимости. Что первым приходит на ум, когда вспоминаете то веселое время?

— Эти незабываемые купоны и... уроки истории в интернате. У нас была такая учительница Ольга Ивановна, для нее тема независимости была святой. Так мы садимся на истории (понятно, мало кто учил), и, чтобы не спрашивала домашнее задание, начинаем подталкивать ее к нужной теме. А она такая, что только затронь: часами могла рассказывать, как мы будем шикарно жить в «незалежной Украине».

— Примерно в это же время вы начали ездить за границу в составе юношеской сборной. Что везли в суверенную?

— Мы ведь до этого ничего подобного не видели, были настолько голодные в этом плане, что везли все подряд: бритвы «Жилетт», дезодоранты, кроссовки, спортивные костюмы. Все что видели, то и хватали. Это я не говорю о том, сколько этих «сникерсов» пожирали за поездку. Реально как сумасшедшие, ведь заграничная шоколадка для нас была диковинка.

«Светлые головы второй лиги — Рыкун и Закарлюка»

— Вот выпустились вы из интерната, и в 17 лет попали в дубль «Днепра»?

— Да, тренировали нас Петр Кутузов и Иван Вишневский. Об Иване Евгеньевиче вспоминаются только теплые слова: шикарный человек, и тренер хороший, порядочный. Так что было приятно работать.

— Кто там тогда играл? Как завязывались ваши отношения со старшими партнерами?

— Нас в дубле появилась внушительная группа: Рыкун, Котюк, Закарлюка, я. Кто опекал? С Геной Морозом прекрасные отношения сложились, он был на год старше, уже играл в основе. Там много было интернатовских, вот они нас и поддерживали — тот же Полунин, Коновалов, Слава Сирота хорошо к нам относился. Хоть они и были старше года на три-четыре.

— По традиции, сумку с мячами таскали? Долго?

— Естественно, таскали, долго. Как же без этого, какая ж молодежь не таскает сумки?

— По себе уже чувствовали, что готовы ко взрослому футболу?

— Нет, этот переход тяжело дается — со стороны легче смотрится. Очень сложный период, футболист в этом возрасте может и сломаться. Но опять же, у кого есть характер, тот не сломается. Закаляло и то, что выходишь на тренировки со взрослыми, значит, нужно себя проявлять, соответствовать.

— Дебютировали вы в чемпионатах Украины еще при Павлове. Тот его «Днепр» не только игроки, но и болельщики вспоминают с ностальгией, красивая команда была. Вы успели почувствовать себя «птенцом Павлова»?

— Николай Петрович мне многое дал. Он умел работать и умеет (думаю, последнего своего слова он еще не сказал), сильный тренер, мотиватор, организатор. Многие качества совпали в этом человеке. При нем не было такого, чтобы молодежь отдельно занималась, «старики» — отдельно. Наоборот, старался, чтобы молодежь быстрее вливалась, поддерживал, подсказывал. Несмотря на это, когда выходил в основе, страшно волновался (улыбается).

— Через год был создан «Днепр-2», трансформировавшийся затем в новомосковский «Металлург», и вы, как не проходящий в основной состав, оказались во второй лиге.

— Не только я, но и покойный Сережа Перхун, Саша Рыкун. Тогда уже пришел немец Штанге, накупили уйму молодых игроков, а поскольку девать их было некуда, отправили в «Металлург». Опять же компания неплохая подобралась, молодежь и опытнее ребята, тренеры знакомые — Кутузов и Вишневский. Для нас это была замечательная школа.

— Петр Кутузов вспоминал: «В «Металлурге» молодым денег тогда платили мало, но была у парней своя мотивация — доказать, чего ты стоишь в футболе. И это у них неплохо получалось — выглядели достойно». А ведь во второй лиге взрослым дядькам наверняка не нравилось, когда их молодняк обыгрывает? По ногам сильно били?

— Ну, я как защитник сам по ногам бил. Всякое, конечно, бывало, играли ведь за деньги. Пусть там и небольшие были, но бились, ведь тем же мужикам надо было кормить семьи. А мы понимали, что это трамплин, где еще доказывать, как не во второй лиге? Так что были баталии.

— Рыкун и Закарлюка уже тогда выделялись техникой, лидерскими качествами?

— Ну, у Рыкуна техника всегда была на грани фантастики. А Сережа Закарлюка, когда в интернате учился, был такой маленький, вы себе не представляете. А уже под выпуск вымахал, настолько здоровый дядька стал! И у него светлая голова была, что тут говорить…

«Будешь подпрыгивать — уважения не добьешься»

— Вы вспоминали, что в Новомосковске зарплату давали раз в три месяца, и вы всерьез задумывались, как жить дальше. Что посоветуете молодым игрокам, которым и сейчас по году не платят зарплату в том же «Металлисте», «Говерле»... Как не бросить все в такой ситуации?

— Здесь выхода нет: раз ты любишь футбол, то доказывай. Не платят зарплату — иди в другую команду, если ты востребован. Все ведь зависит от самого игрока, если ты хороший футболист, то найдешь себе команду, где будут платить. А сидеть и ныть, что деньги не платят, это не дело. Не думаю, что когда не платят, это самая страшная проблема.

— В завершении молодежного периода вашей карьеры был «Кремень». Ушли туда из «Металлурга» на заработки? Валерий Яремченко позвал?

— Какие заработки? Мне позвонили, поехал туда на пробу, потренировался немного, приглянулся и остался. А поработать с Яремченко особо не получилось, потому что там как раз возникли финансовые проблемы. И Валерий Иванович ушел, а с ним — Олег Матвеев, Игорь Леонов. Естественно, финансовые неурядицы сказались и команда понизилась в классе — вылетела в первую лигу. Но для молодого это тоже шикарные условия, играй и прогрессируй, это же ступенька вверх.

— Вам было только 20 лет, как приняли молодого? Ведь опять приходилось подстраиваться под новый коллектив?

— Сначала, как и в каждом новом коллективе, смотрят с опаской, выясняют, что ты из себя представляешь, чего стоишь, как себя проявляешь. С новичками везде так: тебя принимают или не принимают. Ну, вроде как приняли, освоился.

Но молодежь тоже должна вести себя подобающе. Мы внимательно слушали и смотрели, что и как надо делать. На тренировках, к примеру, в единоборствах с мужиками нельзя убирать ногу! Это первое, на что смотрят взрослые футболисты. Не убираешь — они примут тебя в коллектив, а если ты подпрыгиваешь и боишься стыков, это никуда не годится.

Скажу честно, мне тот период, и потом в «Торпедо» у Леонида Колтуна, здорово помогли в плане дальнейшего роста. Я вернулся в «Днепр» закаленным бойцом и провел в любимой команде лучшие годы карьеры!

«Бог дал талант? Остальное надо выгрызать»

— Сергей Михайлович, нынешняя ваша работа агента кажется намного интересней. Что вам в ней больше всего нравится, а что — самое сложное, неприятное, но приходится терпеть?

— Естественно, интересно, ты все время в движении, все время на телефоне, кто-то звонит, что-то подсказывает. Но даже если сказали, что есть интересный мальчик, в любом случае приходится самому выезжать и смотреть своими глазами. Это я говорю о молодежи.

Понятно, что по сложившимся хорошим футболистам информации сейчас в достатке, есть специальные программы, можно смотреть, что хочешь в любой точке мира, и не надо никуда ездить. А молодежь приходится выезжать смотреть, анализировать. Интересно знакомится, общаться.

— Из украинских футболистов, знаю, вы работаете с Близниченко и Мирошниченко. А еще, кто ваши клиенты?

— Знаете, я не особо хочу афишировать свою деятельность, не люблю, чтобы об этом много писалось. Работает человек по фамилии Задорожный, пусть работает спокойно. Напишите, что пытаемся помогать нашей молодежи.

— С ней сложнее, чем с опытными игроками?

— Ну, молодым футболистам надо много объяснять, в первую очередь, именно жизненные моменты. Некоторые (не все) думают, что если есть талант, то его можно эксплуатировать без работы, без самопожертвования, без отказа от чего-то. Мол, есть дар — ты уже сложившийся мастер. Это ошибочно, поэтому и приходится объяснять, что если у тебя есть задатки, то это тебе Бог дал, все остальное надо за счет труда выгрызать и получать, на одном таланте далеко не уедешь. Вот в этом плане нужно много работать, разные есть дети, подростковый период очень сложный, конечно.



Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.

U-21

13 тур
20 октября
Олимпик 2:2 Звезда
Сталь 3:0 Черноморец
Ворскла 2:2 Карпаты
Александрия 3:1 Верес
21 октября
Динамо 14:00 Шахтер
Мариуполь 15:00 Заря
Подробнее

U-19

10 тур
21 октября
Александрия 11:00 Арсенал
Сталь 13:00 Верес
Карпаты 14:00 Звезда
Ворскла 14:00 Олимпик
Заря 15:00 Черноморец
22 октября
Шахтер 13:00 Мариуполь
Скала 15:00 Динамо
Подробнее

GoldTalant | Золотой талант 2014